Волновой принцип Эллиотта: Ключ к пониманию рынка
книга
«Волновой принцип Эллиотта: Ключ к пониманию рынка»
2012

Альфред Фрост, Роберт Пректер
Волновой принцип Эллиотта: Ключ к пониманию рынка

Слова благодарности

Авторы попытались разъяснить все то важное, что было сказано Эллиоттом. Однако вы не держали бы в руках эту книгу, если бы не помощь ряда людей, которых мы всегда будем вспоминать с благодарностью. Энтони Бек из Bank Credit Analyst великодушно раскрыл перед нами свою картотеку. Джо-Энн Дрю часами трудилась над черновиками и вложила свой художественный талант в производство книги. Господин и госпожа Пректеры-старшие дотошно редактировали подготовленную рукопись. Артур Менил из Merrill Analysis, Inc. давал нам дельные советы и помог в производстве. Другие, и их слишком много, чтобы всех здесь перечислить, поддерживали нас в наших усилиях советом и ободрением. Мы всем им чрезвычайно благодарны.


Графики для некоторых иллюстраций любезно предоставлены следующими источниками: Bank Credit Analyst, Монреаль, Канада (рисунки 2-11, 5–5, 8–3); Р.В. Мэнсфилдом, Джерси, штат Нью-Джерси (рисунки 1-18); Merrill Lynch, Inc. (рисунки 3-12; 6–8, 9, 10, 12; 7–5); Securities Research Co., Бостон, (рисунки 1-13, и с 6–1 по 6–7); Trendline, (подразделение Standard and Poor’s Corp.), Нью-Йорк (рисунки 1-14, 17, 27, 37; 4-14). Рисунок 3–9 включает иллюстрации, любезно предоставленные следующими источниками: Fascinating Fibonaccis (рисунки Труди Г. Гарланд); Mathematics Дэвида Бергамини и редакторами Life (спирали цветов и Пантеон); Omni magazine, март 1988 г. (смерч, водоворот, раковины); Science 86 magazine, март 1986 г. (еловая шишка); Brain/Mind Bulletin, июнь 1987 г. (ДНК); Fibonacci Quarterly, декабрь 1979 г. (человеческое тело); Nova-Adventures in Science (атомарные частицы); Даниэлем Шехтманом, Хайфа, Израиль (квази-кристалл); Hale Observatories, Пасадена, штат Калифорния (Млечный Путь). Некоторые графики из Приложения предоставлены Ned Davis Research, Нокомис, штат Флорида; Foundation for the Study of Cycles, Вэйн, и The Media General Financial Weekly, Ричмонд.


Если не указано иное, все иллюстрации выполнены Бобом Пректером (книга) и Дэйвом Олманом (Приложения). Громадная полиграфическая работа была прекрасно выполнена Робином Мачински. Дизайн обложки задуман авторами и воплощен графическим художником Ирэн Голдсберг из Нового Орлеана, штат Луизиана. Производством последующих изданий занимались Джейн Эстес, Сьюзан Виллобай, Пола Робертсон, Карен Латвала, Дебби Айслер, Пит Кендалл, Стефани Вайт, Лэй Типтон, Энгл Барринджер, Салли Вэбб и Пэм Киммонс.


Авторы стремились поблагодарить всех, кто предоставил материалы для этой книги. Любые упущения случайны и будут исправлены в будущем, если на них будет указано.

Замечание издателя к 20-му, юбилейному, изданию

Книга «Волновой принцип Эллиотта» увидела свет в ноябре 1978 г., когда индекс Доу был на отметке 790. Несмотря на то что обозреватели немедленно заговорили о ней как об основополагающем труде, посвященном волновому принципу, нескольких сот тысяч проданных экземпляров оказалось недостаточно, чтобы она попала в список бестселлеров. Тем не менее благодаря раскручивающейся спирали интереса к уникальному содержанию книги и успеху ее самых разнообразных прогнозов продажи ее с каждым годом росли, и она получила статус классики Уолл-стрит. Как и сам волновой принцип, эта книга выдержала испытание временем.

Более того, со временем книга становилась все лучше. Будучи академическим текстом, с каждым новым изданием она все более соответствовала своему назначению, по мере того как Роберт Пректер годами неуклонно совершенствовал, улучшал и расширял ее содержание. Эти усилия принесли свои плоды. В 70-х А.Дж. Фрост часто вспоминал относящееся к 60-м годам замечание Гамильтона Болтона о том, что «из ста человек, знакомых с теорией Доу, лишь один хотя бы просто слышал об Эллиотте». Летом 1986 г. Фрост позвонил Пректеру, чтобы сказать, что «времена меняются».

До недавнего времени мысль о том, что рынок движется в соответствии с самовоспроизводящейся моделью, казалась в высшей степени спорной, но более поздние исследования показали, что образование самовоспроизводящихся фигур является фундаментальной характеристикой сложных систем, к которым относятся и финансовые рынки. Некоторым из таких систем свойствен «прерывистый рост», когда периоды роста перемежаются фазами его отсутствия или падения, образующими схожие, увеличивающиеся в размерах фигуры. Мир изобилует примерами подобного «фрактального» развития, и, как мы показали 20 лет назад в этой книге, а Р.Н. Эллиотт обнаружил 60 лет назад, фондовый рынок – не исключение[1].

Трудно поверить, что прошло 20 лет с тех пор, как мы ознакомили мир с прогнозом Фроста и Пректера о наступлении великого бычьего рынка акций. Хотя его длительность оказалась значительно большей, чем они изначально ожидали, авторы продолжают придерживаться своего взгляда на этот рост как на пятую волну цикла. Сегодня характер рынка в точности таков, каким 15 лет назад ожидал его увидеть Пректер: «К концу пятой волны в массовой психологии инвесторов произойдут колоссальные изменения, в ней проявятся элементы 1929, 1968 и 1973 г., причем, все вместе взятые, взаимодействуя по типу резонанса, они взрывообразно увеличат интенсивность своего проявления». О том, что ныне, в 1998 г., состояние дел именно таково, свидетельствует вся рыночная статистика, это чувствуется в биении пульса каждого инвестора

Данное издание, в свою очередь, оставляет каждое слово, касающееся прогнозов, в неприкосновенности, в точности в том виде, в каком оно возникло, дабы позволить новым читателям исследовать и успехи, и ошибки прогнозов, представленных Фростом и Пректером много лет назад. Ссылаясь на эти прогнозы, инвестиционный аналитик Джеймс В. Коуэн говорит: «Даже несмотря на незначительные ошибки, этот сделанный в 1978 году прогноз следует воспринимать как наиболее впечатляющее предсказание поведения фондового рынка за всю его историю».

Остается подождать и посмотреть, последует ли за этим великим бычьим рынком самый большой медвежий рынок в истории США и, таким образом, исполнится ли вторая часть прогноза, данного в этой книге. Авторы, без сомнения, рассчитывают именно на такой сценарий.


New Classic Library, издатель

Предисловие

Около двух тысяч лет назад один человек произнес слова, истинность которых эхом доносится сквозь столетия:

«Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит. Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги своя. Все реки текут в море, но море не переполняется; к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь… Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».

Глубокий смысл этих слов в том, что человеческая природа не меняется, как не меняется и поведение людей. Четыре человека, принадлежащих к нашему поколению, сделали себе имя в области экономики, полагаясь на эту истину: это Артур Пигу, Чарльз Доу, Бернар Барух и Ральф Нельсон Эллиотт.

По поводу подъемов и спадов бизнеса, так называемого бизнес-цикла, были выдвинуты сотни теорий: изменения в денежном предложении, недостаточность или избыточность запасов, изменения в мировой торговле, связанные с политическими событиями, уровень потребления, расход капитала, даже солнечные пятна и комбинации планет. Английский экономист Пигу свел все это многообразие к «человеческому уравнению». По словам Пигу, колебания бизнеса вверх и вниз вызваны избытком оптимизма, сменяющимся избытком пессимизма. Маятник отклоняется слишком далеко в одну сторону, и наступает переизбыток; маятник отклоняется слишком далеко в другую сторону, и возникает недостаток. Излишек движения в одном направлении порождает излишек движения в другую сторону, и так далее и так далее, нескончаемая последовательность смены диастолы и систолы.

Чарльз Х. Доу, один из наиболее глубоких американских исследователей движений фондового рынка, обратил внимание на известную повторяемость в непрерывном движении рынка по спирали. В этом кажущемся беспорядке Доу заметил, что рынок не похож на воздушный шар, бесцельно колеблемый ветром то туда, то сюда, но двигается в строгой последовательности. Доу провозгласил два принципа, и они выдержали испытание временем. Первым из них было утверждение, что для рынка во время его главного восходящего тренда характерны три восходящих колебания. В качестве причины первого колебания он видел коррекцию излишнего ценового пессимизма, предшествующего движению вниз; второе колебание цен в сторону повышения вызывается улучшающейся картиной бизнеса и доходов компаний; третье и последнее колебание сопровождается чрезмерной переоценкой стоимости акций и предшествует падению цен. Второй принцип Доу состоял в том, что в некоторой точке каждого колебания рынка, как восходящего, так и нисходящего, возникает обратное движение, возвращающее рынок назад на величину, равную или большую трем восьмым данного колебания. Хотя Доу, может быть, сознательно и не связывал эти законы с влиянием человеческого фактора, но рынок делают люди, и преемственность или повторяемость, замеченная Доу, с необходимостью рождается из этого источника.

Советник американских президентов Барух, ставший мультимиллионером благодаря операциям на фондовом рынке, сказав всего несколько слов, попал в самую точку. «Но что в действительности запечатлевается в колебаниях фондового рынка, – сказал он, – так это не сами по себе события, но человеческая реакция на эти события. Реакция на то, как, по мнению миллионов отдельных мужчин и женщин, происходящие события могут повлиять на их будущее». Барух добавлял: «Фондовый рынок – это, кроме всего прочего, люди. Люди, пытающиеся угадать будущее. И как раз их впечатлительность делает фондовый рынок столь драматичной ареной, на которой мужчины и женщины выступают со своими конфликтующими суждениями, своими надеждами и страхами, достоинствами и недостатками, алчностью и идеалами».

Теперь мы переходим к Ральфу Н. Эллиотту, который к тому моменту, когда развивал свою теорию, вероятнее всего, даже не слышал о Пигу. Эллиотт работал в Мексике, но из-за физической болезни, – кажется, он говорил, что это анемия, – вышел на пенсию и поселился в Калифорнии. Располагая свободным временем и пытаясь справиться с выпавшими на его долю неприятностями, Эллиотт обратился к изучению природы фондового рынка, выраженной в истории изменений индекса Доу – Джонса. В результате своих длительных исследований Эллиотт обнаружил все тот же феномен повторяемости, так красноречиво выраженный Екклезиастом, процитированным в первых абзацах введения. Эллиотт, наблюдая, исследуя, размышляя и, таким образом, развивая свою теорию, включил в нее то, что было открыто Доу, но вышел далеко за рамки его теории в смысле полноты и точности. Оба они понимали составляющие господствующего в движениях рынка «человеческого уравнения», но Доу рисовал смелыми мазками, а Эллиотт пытался построить детальную картину ценовых движений.

Я был знаком с Эллиоттом по переписке. В то время я выпускал национальный еженедельный бюллетень, посвященный фондовому рынку, принять участие в работе над которым высказал желание и Эллиотт. Мы регулярно обменивались письмами, однако их содержание изменилось в первом квартале 1935 г. Тогда, после снижения со своего максимума 1933 г. до минимума 1934 г., фондовый рынок снова стал расти, но за первый квартал 1935 г. железнодорожный индекс Доу (Dow Railroad Average) опустился ниже минимума 1934 г. Инвесторы, экономисты и аналитики еще не оправились от депрессии 1929–1932 гг., и это крушение в начале 1935 г. было особенно неприятно. Ждали ли нацию новые этапы кризиса?

В последний день снижения железнодорожных котировок я получил от Эллиотта телеграмму, в которой он настаивал на том, что падение закончилось и что это всего лишь первое препятствие, возникшее на бычьем рынке, у которого значительно большие перспективы. Последующие месяцы настолько несомненно показали правоту Эллиотта, что я попросил его погостить на следующей неделе в моем доме в Мичигане. Эллиотт принял мое приглашение и познакомил меня с деталями своей теории. У меня не было возможности взять его в свою организацию, поскольку он настаивал, что все решения должны приниматься на основе его теории. Но я помог ему расположиться на Уолл-стрит и в знак признательности за то, что он раскрыл передо мной суть своей работы, написал и опубликовал под его именем брошюру, озаглавленную «Волновой принцип».

Впоследствии я представил Эллиотта в журнале Financial World, и он, опубликовав там серию статей, раскрыл суть своей теории. Позже Эллиотт включил «Волновой принцип» в более крупную работу, озаглавленную «Закон природы». Там он рассказывал о магии чисел Фибоначчи и о некоторых эзотерических доказательствах, которые, как он считал, подтверждали его собственные взгляды.

А.Дж. Фрост и Роберт Р. Пректер, авторы этой книги, являются заинтересованными исследователями и страстными сторонниками теории Эллиотта. Читатели, стремящиеся к практическому применению волнового метода Эллиотта, найдут их работу заслуживающей самого пристального внимания.


Чарльз Дж. Коллинз

Грусс Пойнт, штат Мичиган,

1978 год

От авторов

Работая в соавторстве над этой книгой, мы вспоминали одну маленькую девочку, которая, прочитав книгу о пингвинах, сказала: «Эта книга рассказала мне о пингвинах больше, чем я хотела о них узнать». Мы старались объяснить теорию волнового принципа просто и кратко и по большей части избежать пространной проработки технических моментов и чрезмерной детализации.

Будучи изложены ясно, основные положения волнового принципа оказываются несложными для понимания и применения. Но, к сожалению, ранние работы по этой теме теперь не издаются, а написанное с тех пор носит настолько разнородный характер, что возникли проблемы с тем, какой все-таки текст считать наиболее авторитетным, решающим, окончательным. В этой книге мы попытались дать полное представление о предмете, стремясь при этом приоткрыть дверь в чарующий мир Эллиотта не только опытным аналитикам, но и просто заинтересованным читателям.

Хочется верить, что наши читатели захотят провести свои собственные исследования, проследив за графиками почасовых колебаний индекса Доу, и в итоге с энтузиазмом воскликнут: «Есть! Вижу!» Поняв волновой принцип, вы получите в свое распоряжение новый замечательный метод анализа рынков, более того – математическую философию, приложимую и к другим жизненным сферам. На все ваши вопросы этот метод не ответит, но он даст вам перспективу и одновременно поможет понять загадочную психологию человеческого поведения, в особенности поведения на рынке. То, о чем говорит Эллиотт, вы увидите так ясно, будто открыли это сами, и фондовый рынок предстанет перед вами в новом свете.

А.Дж. Фрост и Роберт Р. Пректер-младший,


1978 год

Часть 1. Теория Эллиотта

Глава 1. Общая концепция

Гамильтон Болтон начал вступительную статью к книге «Волновой принцип Эллиотта – критическая оценка» следующим утверждением:

«Вспоминая многие абсолютно непредсказуемые события, произошедшие в двадцатом веке и оказавшие влияние на фондовый рынок, такие как депрессия, мировая война, послевоенное возрождение и бум, я каждый раз удивляюсь тому, насколько точно волновой принцип Эллиотта вписывался в реальные факты экономики. Пройдя испытание на протяжении значительного периода современной истории, принцип Эллиотта доказал свою ценность для практической торговли».

В 1930-х годах Ральф Нельсон Эллиотт обнаружил, что цены на фондовом рынке меняются по узнаваемым моделям. Модели, которые он выделил, повторяемы по форме, но необязательно по времени или амплитуде. Эллиотт насчитал 13 подобных моделей, или «волн», которые вновь и вновь возникают в рыночных ценовых данных. Он назвал, определил и проиллюстрировал эти модели. Затем он описал, как, будучи связаны между собой, они формируют свои же более крупные по размеру аналоги, которые, в свою очередь, формируют те же самые модели еще большего размера, и так далее, приводя к структурированной прогрессии. Он назвал это явление волновым принципом.

Представляя собой инструмент прогноза, лучший из существующих, волновой принцип не является инструментом прогнозирования в первую очередь. Это прежде всего детальное описание поведения рынков. Такое описание дает огромное количество информации о положении рынка внутри поведенческого континиума и, таким образом, о его вероятном дальнейшем пути. Главное значение волнового принципа в том, что он предоставляет контекст для анализа рынка. Этот контекст направляет мышление определенным образом и дает возможность понять общую ситуацию и обозначить перспективу. Временами точность волнового принципа в определении и даже предвосхищении изменений направления почти невероятна. Многие области массовой человеческой деятельности согласуются с волновым принципом, но приложение его к фондовому рынку наиболее известно и результативно. В любом случае фондовый рынок значительно больше зависит от человеческого фактора, чем кажется случайному наблюдателю или даже тому, кто пытается строить на нем свое благосостояние. Совокупный уровень цен акций – прямой и непосредственный критерий в оценке общей человеческой производительности. То, что оценка таковой изменяется в соответствии с некоторыми моделями, есть факт, полный глубокого смысла, который может произвести переворот в социальных науках. Однако он не имеет отношения к нашему нынешнему обсуждению.

Гений Р.Н. Эллиотта – в той удивительной дисциплине мышления, с которой он приступил к изучению графиков промышленного индекса Доу – Джонса и его предшественников. Эллиотт изучал их с такой основательностью и точностью, которая позволила ему построить систему принципов, отражающих все события на рынке, о которых он знал к середине 40-х годов. В те времена, когда индекс Доу был близок к 100, Эллиотт предсказал великий бычий рынок следующих десятилетий, который превзойдет все ожидания того времени; между тем большинство инвесторов не считали возможным, чтобы индекс Доу поднялся выше своего пика, достигнутого в 1929 г. Как мы увидим, исключительно точные рыночные прогнозы сопровождают всю историю применения волнового подхода Эллиотта.

У Эллиотта были теории, на которые он опирался в построении своих моделей, мы будем говорить о них в главе 3. Пока же достаточно отметить, что модели, описанные в главах 1 и 2, выдержали проверку временем.

Довольно часто можно столкнуться с различными интерпретациями рыночного статуса волн Эллиотта, особенно когда эксперты не утруждают себя глубоким исследованием индексов. Однако большинство сомнений может быть развеяно, если исследовать графики одновременно в арифметическом и полулогарифмическом масштабе и тщательно следовать правилам и указаниям, изложенным в этой книге. Добро пожаловать в мир Эллиотта!

Основные принципы

Согласно волновому принципу, каждое рыночное решение продуцируется значимой информацией и одновременно продуцирует значимую информацию. Каждая сделка, будучи результатом, вплетается в ткань рынка и, становясь известной инвесторам, присоединяется к цепи причин поведения других людей. Этот цикл с обратной связью направляется социальной природой человека, приобретая определенные формы. Поскольку такие формы повторяются, они имеют предсказательную ценность. Иногда кажется, что рынок отражает внешние условия и события, бывают же моменты, когда он не имеет никакого отношения к тому, что большинство людей считает причинными связями. У рынка свои собственные законы. Он не приводится в движение линейной причинно-следственной связью, к которой каждый приучен повседневным жизненным опытом. Не новости управляют ценами. И рынок – не цикличная ритмическая машина, какой он кажется некоторым. Его движение отражает повторяемость форм, которая не зависит от предполагаемых причинных событий, а также не связана жестко с какой-либо периодичностью.

Движение рынка имеет волнообразный характер. Волны – это модель направленного движения. Точнее сказать, волна является той моделью, которая возникает естественно; мы попытаемся показать это в данной главе.

Пятиволновая модель

Движение цен на рынках принимает форму пяти волн определенной структуры. Три из них, помеченные цифрами 1, 3 и 5, действительно вызывают направленное движение. Они перемежаются двумя противоположно направленными волнами, помеченными цифрами 2 и 4 (рис. 1–1). Эти две противоположно направленные волны, очевидно, необходимы для продолжения общего движения.

Эллиотт обратил внимание на три постоянных свойства пяти-волновой формы. Вот они: волна 2 никогда не пересекает стартовую точку волны 1; волна 3 никогда не бывает самой короткой из волн; волна 4 никогда не заходит на ценовую территорию волны 1. Р.Н. Эллиотт не утверждал определенно, что существует только одна главная форма – пятиволновая модель, но это, безусловно, так. В любой момент времени рынок находится в некоторой точке пятиволновой модели развития тренда. Поскольку пятиволновая модель – основная форма движения рынка, все остальные модели являются частью пятиволновой последовательности.

Вид волны

Развитие волны осуществляется в двух видах: движущем и коррективном. Движущие волны имеют пятиволновую структуру, коррективные волны – трехволновую (с вариантами). Движущий вид представлен как пятиволновой моделью, показанной на рис. 1–1, так и ее сонаправленными компонентами, например волнами 1, 3 и 5. Такая структура называется «движущей», потому что ее энергия приводит рынок в движение. Коррективный вид волн присутствует во всех противотрендовых прерываниях, среди которых волны 2 и 4, показанные на рис. 1–1. Их структура называется «коррективной», поскольку они возникают как ответ на предыдущую движущую волну, совершая лишь частичный возврат, или «корректируя» достигнутый прогресс. Таким образом, эти два вида волн фундаментально различны, как по роли, так и по строению, что мы рассмотрим подробнее.

Полный цикл

Один полный цикл состоит из восьми волн и, кроме того, составлен из двух различных фаз: пятиволновой движущей фазы (называемой также «пятеркой» или «пятиволновкой»), внутренние волны которой обозначаются цифрами, и трехволновой коррективной фазы (называемой также «тройкой» или «трехволновкой»), внутренние волны которой обозначаются буквами. Точно так же, как волна 2 корректирует волну 1 на рис. 1–1, последовательность А, В, С корректирует последовательность 1, 2, 3, 4, 5 на рис. 1–2.



Составная конструкция


Когда начальный восьмиволновый цикл, показанный на рис. 1–2, заканчивается, за ним следует похожий цикл, а за таковым – другое пятиволновое движение. Такое развитие приводит к пятиволновой модели большего масштаба, чем те волны, из которых она составлена. Результат показан на рис. 1–3, где пик обозначен символом (5). Эта пятиволновая модель более высокой степени затем корректируется трехволновой моделью той же степени; так завершается следующий по размеру полный цикл, изображенный на рис. 1–3.

Как показано на рис. 1–3, каждый сонаправленный компонент движущей волны (т. е. ее внутренние волны 1, 3 и 5) является уменьшенной копией данной движущей волны. Кроме того, каждый полноцикловый компонент (т. е. волны 1 + 2 или 3 + 4) завершенного цикла является уменьшенной копией данного цикла.

Необходимо понимать важнейший момент: рис. 1–3 не только показывает увеличенный вариант рис. 1–2, на нем показан сам рис. 1–2, но более детально. На рис. 1–2 каждая из подволн 1, 3 и 5 является движущей волной, которая, в свою очередь, состоит из «пятерки» волн, а каждая из подволн 2 и 4 оказывается коррективной волной и состоит из «тройки». Волны и на рисунке 1–3, если исследовать их «под микроскопом», приняли бы ту же самую форму, что и волны и . Форма постоянна независимо от масштаба. Мы можем использовать рис. 1–3, чтобы проиллюстрировать две волны, восемь волн или тридцать четыре волны, в зависимости от масштаба, который мы описываем.

Сущность конструкции

Заметим, что в рамках коррективной модели, показанной на рис. 1–3 как волна , каждая из волн (А) и (С), направленных вниз, в свою очередь, состоит из пяти волн: 1, 2, 3, 4 и 5. Похожим образом волна (В), направленная вверх, складывается из трех волн: А, В и С. Такая конструкция раскрывает очень важное обстоятельство: движущие волны не всегда направлены вверх, а коррективные волны не всегда направлены вниз. Вид волны определяется не ее абсолютным направлением, но в первую очередь ее относительным направлением. За исключением четырех особых случаев, которые будут обсуждаться в этой главе позже, волны относят к движущему виду (пятерка), когда они направлены так же, как и волна на единицу большей степени, составными частями которой они являются, а к коррективному (тройка или ее вариация) – когда направлены противоположно ей. Волны (А) и (С) являются движущими, будучи направлены так же, как и волна . Волна (В) оказывается коррективной, поскольку она корректирует волну (А) и направлена противоположно волне . В итоге основополагающая тенденция волнового принципа состоит в том, что движение цен в том же направлении, что и тренд большего масштаба, развивается пятью волнами, в то время как реакция, направленная против более масштабного тренда, развивается тремя волнами, и это верно для трендов любых степеней.

Связь формы, степени и относительного направления показана на рис. 1–4. Эта иллюстрация отражает общий принцип: в любом рыночном цикле волны будут подразделяться так, как показано в таблице.



Ни рис. 1–2, ни рис. 1–3 или рис. 1–4 не подразумевают окончательности. Как и прежде, этот более крупный цикл автоматически становится двумя частями волны следующей, более высокой степени. До тех пор пока продолжается движение вперед, продолжается и процесс построения волн более высоких степеней. Обратный процесс подразделения на более мелкие степени, очевидно, идет точно так же. Насколько мы можем определить, кроме того, все волны одновременно входят в состав других и составлены из других волн.


Почему 5–3?

Сам Эллиотт никогда не размышлял над тем, почему сущностной формой рынков оказываются пять волн при прогрессе и три волны при регрессе. Он просто отмечал: происходит то, что происходит. Обязана ли сущностная форма состоять из пяти и трех волн? Подумайте над этим, и вы поймете, что это минимальное и, следовательно, наиболее эффективное требование которое позволяет достичь и колебательности, и прогресса в линейном движении. Единственная волна не допускает колебательности. Наименьшее деление, создающее колебания, – это деление на три волны. Три волны, направления которых чередуются, не обеспечивают поступательного движения (если не задавать дополнительных условий, ограничивающих их размеры. Для возникновения прогресса в определенном направлении, несмотря на периоды коррекции, движение в направлении главного тренда должно состоять по меньшей мере из пяти волн. При этом возможно сохранение флуктуаций на фоне направленного движения цен. Хотя волн могло бы быть и больше, наиболее эффективная форма прерывистого движения вперед – это 5–3, а природа, как правило, идет по наиболее эффективному пути.

Степень волны: обозначение и классификация

Все волны могут классифицироваться по их относительным размерам или степени. Степень волны определяется ее размером и положением относительно волн, ее составляющих (ее компонентов), соседних с ней и заключающих ее в себе. Эллиотт дал названия волнам девяти степеней, от самой меньшей, различимой лишь на часовом графике, до самой большой волны, существование которой он мог предполагать исходя из доступных в то время данных. Он выбрал следующую терминологию для этих степеней, от наибольшей к наименьшей: большой суперцикл, суперцикл, цикл, первичная, промежуточная, малая, минутная (minute), мельчайшая (minuette) и наимельчайшая (subminuette) степени. Циклы состоят из первичных волн, которые, в свою очередь, разбиваются на промежуточные, а потом на волны самых меньших степеней. Можно использовать и другую терминологию, хотя к этой привыкли, и сегодня большинство практиков чувствуют себя вполне комфортно, употребляя классификацию Эллиотта.

Для того чтобы помечать волны на графике, необходима определенная схема, позволяющая различать степени волн в рыночной прогрессии. Как показано в приведенной ниже таблице, мы стандартизировали порядок следования волновых обозначений, среди которых есть цифры и буквы и есть несколько моментов, до сих пор отсутствовавших. Прогрессия бесконечна в обоих направлениях. Она основывается на легкозапоминающейся повторяемости. Движущие волны обозначаются чередующимися наборами римских и арабских цифр. Волны больших степеней помечаются тремя наборами римских цифр, за которыми по мере уменьшения масштаба волн следуют три набора арабских цифр, которые, в свою очередь, сменяются очередным набором римских цифр, и т. д. В обозначениях коррективных волн сходным образом чередуются три заглавные и три строчные буквы. Строчные римские цифры используются для степеней ниже малой, а заглавные – для более высоких степеней, так что беглый взгляд на график обнаруживает определенную перспективу на его временной шкале. (Некоторые рисунки, приведенные в книге, отклоняются от этого стандарта, поскольку были созданы до его принятия.)

Для ученого обычно наиболее желательны обозначения по типу 11, 12, 13, 14, 15 и т. д., где индексы указывают на степень волны. Однако читать большое количество таких обозначений на графике довольно трудно. Вышеуказанный стандарт обеспечивает быструю визуальную ориентацию.

Важно понимать, что эти названия и обозначения используются специальным образом для определяемых степеней волн. Используя данную классификацию, аналитик может точно определить положение волны в общем движении фондового рынка вперед, подобно тому как широта и долгота используются для определения географического положения. Фраза «Промышленный индекс Доу – Джонса находится в минутной (minute) волне малой (minor) волны 1 промежуточной (intermediate) волны (3) первичной (primary) волны циклической (cycle) волны I суперциклической волны (V) текущего большого суперцикла» определяет специфическую точку на историческом пути рынка вперед.

Все волны имеют определенную степень. Тем не менее бывает невозможно точно определить степень текущей волны, в частности подволн, образующих начало новой волны. Степени определяются исходя не из ценового или временного размера волны, а из ее формы, которая является функцией цены и времени. К счастью, точное определение степени обычно не имеет значения для успешного прогнозирования, поскольку значительно важнее оказывается относительная степень. Знать, что ожидается большое движение цен, намного важнее, чем дать ему точное название. Последующее развитие событий, как правило, помогает точно определить степень волны.

Функции волн

Каждая волна выполняет одну из двух функций: это либо действие, либо противодействие. Волна может либо продолжать движение волны большей степени, либо прерывать его. Функция волны определяется ее относительной направленностью. Действующая, или трендовая, волна направлена так же, как и волна большей (на единицу) степени, частью которой она является. Противодействующая, или противотрендовая, волна – это любая волна, которая направлена противоположно волне большей (на единицу) степени, составной частью которой она является. Действующие волны обозначаются нечетными цифрами и буквами (например, 1, 3, 5, а, с на рис. 1–2). Противодействующие волны обозначаются четными цифрами и буквами (например, 2, 4, b на рис. 1–2).

Все противодействующие волны развиваются коррективно. Если бы все действующие волны развивались как движущие, тогда не было бы никакой необходимости в различных терминах. Действительно, большинство действующих волн подразделяются на пять подволн. Однако, как будет показано в следующих разделах, некоторые действующие волны развиваются по коррективной схеме, т. е. подразделяются на три волны или их вариацию. Детальное знание конструкции модели требуется для того, чтобы понимать разницу между функцией действия и движущим видом, которая не отражена на рис. 1–1—1-4. Полное понимание форм, рассмотреных ниже в этой главе, прояснит, почему мы ввели эти термины в словарь волн Эллиотта.

Вариации основной темы

Волновой принцип был бы легкоприменимым, если бы предложенная выше сущность конструкции была полным описанием поведения рынка. Реальность, к счастью или к несчастью, не настолько проста. Хотя идея вроде цикличности на рынках или в человеческой жизни подразумевает точную повторяемость, волновая концепция допускает огромную вариативность, у которой есть множество фактических доказательств. Далее в этой главе будет подробно описано реальное поведение рынков. Именно это стремился описать Эллиотт, и он в этом преуспел.

Существует много специфических вариаций основной темы, и Эллиотт их дотошно описал и проиллюстрировал. Кроме этого, он отметил тот важный факт, что у каждой модели есть определенные необходимые условия и тенденции. Благодаря этим наблюдениям он смог сформулировать многочисленные правила и нормы, помогающие правильно идентифицировать волну. Глубокое проникновение в подобные детали необходимо, чтобы понимать, что может случиться на рынке и чего случиться не может, что не менее важно.

В главах 2 и 4 будет дано множество указаний по поводу того, как правильно интерпретировать волну. Если у вас нет желания становиться рыночным аналитиком или если вы боитесь увязнуть в технических деталях, просмотрите следующий параграф, а затем перейдите к главе 3. Беглое прочтение очень сжатого конспекта, приведенного далее, гарантирует, что вы по крайней мере узнаете концепции и термины, на которые далее мы будем ссылаться как на необходимые аспекты волнового принципа.

Краткое изложение дополнительных технических аспектов

Дополнительные технические аспекты, касающиеся волн, будут подробно обсуждаться вплоть до конца главы 2. Здесь они формулируются настолько кратко, насколько это возможно: большинство движущих волн принимает форму импульса, т. е. ведет себя согласно пятиволновой модели, похожей на ту, что показана на рис. 1–1 по 1–4, и в которой подволна 4 не входит в область подволны 1, а подволна 3 не самая короткая. График пятиволнового импульса, как правило, ограничен параллельными линиями. Одна из движущих волн в импульсе, т. е. 1, 3 или 5, в типичном случае увеличена, т. е. намного длиннее, чем две другие. Существуют две редкие вариации движущих волн, называемые диагональными треугольниками, которые являются моделями клинообразной формы. Диагональные треугольники возникают в начале пятиволновой последовательности лишь в одном случае (волна 1 или А) и во всех прочих случаях только в конце (волна 5 или С) большей волны. У коррективных волн значительно больше вариаций. Главные из них называются зигзагами (показаны на рис. 1–2, 1–3 и 1–4), горизонтальными коррекциями и треугольниками (обозначения которых включают буквы D и Е). Эти три простые коррективные модели могут выстраиваться в последовательности, образовывая более сложные коррекции (компоненты которых обозначаются как W, X, Y и Z). В импульсах волны 2 и 4 почти всегда чередуются по форме, при этом одна коррекция в типичном случае относится к семейству зигзагов, а вторая – нет. Коррекции обычно заканчиваются в пределах волны 4 предшествующего импульса той же степени. Каждая волна отражает характерное поведение торговых оборотов и «индивидуальность» с точки зрения сопровождающих ее темпов изменений цен и настроений инвесторов.

Многие читатели теперь могут перейти сразу к главе 3. Тем, кто хочет познакомиться с деталями, предлагается подробное описание особенностей волновых форм.

Аналитические подробности

Движущие волны

Движущие волны подразделяются на пять подволн. Их направление всегда совпадает с направлением тренда большей (на единицу) степени. Их, как правило, несложно распознать и интерпретировать.

Внутри движущей волны волна 2 всегда совершает возврат менее чем на 100 % волны 1, а волна 4 всегда возвращается менее чем на 100 % волны 3. Кроме того, волна 3 никогда не заходит в ценовой диапазон волны 1. Цель движущей волны в том, чтобы добиться продвижения вперед, и данные правила ее формирования обеспечивают такое движение.

Кроме того, Эллиотт обнаружил, что волна 3 часто оказывается самой длинной (относительно ее ценового размера) и никогда не бывает самой короткой из трех действующих волн (1, 3 и 5) движущей волны. Это правило всегда выполняется, если сравнивать процентные изменения цены внутри движущих волн 1, 2 и 3. Но и при сравнении абсолютных ценовых размеров трех движущих волн данное правило чаще всего оказывается справедливым. Существует два типа движущих волн: импульсы и диагональные треугольники.

Импульс

Наиболее распространенный вид движущих волн – это импульсы. В импульсе волна 4 не вторгается на территорию волны 1 («не перекрывает» последнюю). Это правило имеет силу для всех «наличных» рынков без левериджа (т. е. без возможности открытия позиции на сумму, превышающую величину средств участника торгов). Фьючерсные рынки с их экстремальным левериджем могут порождать краткосрочные ценовые экстремумы, которых не бывает на спот-рынках. Но даже в этом случае подобные перекрывания случаются редко и, как правило, ограничены дневными или внутридневными колебаниями. Действующие подволны (1, 3 и 5) импульса сами являются движущими волнами, а волна 3 чаще всего оказывается импульсом. На рис. 1–2, 1–3 и 1–4 изображены являющиеся импульсами волны 1, 3, 5, А и С.

Как уже говорилось в трех предыдущих абзацах, существует всего несколько простых правил интерпретации ценового поведения внутри импульсов. Правило потому и называется правилом, что не допускает исключений и выполняется всегда. Нормами называют типичные свойства волн, наблюдающиеся в подавляющем большинстве случаев, но тем не менее не носящие обязательного характера. Нормы, касающиеся формирования импульса, такие как растяжение, усечение, чередование, равенство, движение внутри канала, индивидуальность и соотношение размеров волн, обсуждаются ниже в данной главе, а также в главах 2 и 4. Правилом никогда не следует пренебрегать. За многие годы работы с бесчисленными моделями авторы столкнулись с одним-единственным примером волны степени выше наимельчайшей, когда все признаки свидетельствовали, что определенное правило нарушено. Аналитики, явно пренебрегающие какими-то из приведенных в этом разделе правил, используют некоторую иную форму анализа, не связанную с волновым принципом. Между тем эти правила с практической точки зрения очень полезны для правильного подсчета волн, что мы и исследуем далее при обсуждении растяжений.

Растяжение

Большинство импульсов содержит то, что Эллиотт называл растяжением. Растяжение – это удлиненный импульс с ярко выраженными внутренними волнами. Подавляющее большинство импульсов содержит растяжение в одной и только в одной из трех действующих подволн. Иногда части растянутой волны имеют почти ту же амплитуду и длительность, что и остальные четыре волны более крупного масштаба, что в целом скорее дает девять волн схожего размера, чем нормальную пятиволновую последовательность. В девятиволновой последовательности иногда трудно сказать, какая из волн растянута. Однако это обычно не так и важно, поскольку в рамках системы Эллиотта наличие девяти– и пятиволновой последовательности имеет одно и то же техническое значение. Диаграммы, изображенные на рис. 1–5, проясняют этот момент.



Тот факт, что в типичном случае растяжение появляется лишь в одной действующей подволне, помогает оценить длину тех волн, которые за ним последуют. Например, если первая и третья волны имеют примерно одинаковую длину, пятая волна, вероятнее всего, окажется растянутой. И наоборот, если третья волна растянута, то пятая в большинстве случаев окажется близнецом первой.

На фондовом рынке наиболее часто растянутой волной оказывается волна 3. Этот факт особенно важен для интерпретации волны в режиме реального времени, когда он рассматривается в соединении с двумя правилами, касающимися импульсных волн: волна 3 никогда не бывает самой короткой из действующих волн, а волна 4 не может перекрывать волну 1. Для ясности представим две ситуации, связанные с неправильной интерпретацией третьей волны (рис. 1–6 и 1–7).





На рис. 1–6 волна 4 перекрывает вершину волны 1. На рис. 1–7 волна 3 короче, чем волна 1 и волна 5. В соответствии с правилами, ни один из этих способов подсчета волн не приемлем. Очевидно, что волну, обозначенную на рис. 1–6 и 1–7 цифрой 3, следует пометить иначе. В большинстве случаев данная волна является первой подволной растянутой волны 3, как показано на рис. 1–8. Умение распознавать растяжение третьей волны на ранней стадии очень важно для волнового аналитика. В этом вы убедитесь при обсуждении индивидуальных примет волн (см. главу 2). Рис. 1–8, возможно, наиболее полезный в данной книге указанием на то, как следует подсчитывать импульсные волны в режиме реального времени.

Могут появляться и растяжения внутри растяжений. На фондовом рынке третья подволна растянутой третьей волны в типичном случае тоже оказывается растянутой, образуя графики, подобные показанным на рис. 1–9. Пример из реальной жизни показан на рис. 5–5.




На рис. 1-10 продемонстрировано растяжение пятой подволны внутри растянутой пятой волны. Растяжение пятой подволны встречается, как правило, в случае сильных растущих трендов на товарных рынках (см. главу 6) и почти не наблюдается на фондовом рынке.

Усечение

Эллиотт использовал слово «неудача» (failure) при описании ситуации, когда пятая волна не уходит дальше конца третьей волны. Мы предпочитаем более спокойный термин «усечение» или «усеченная пятая» волна. Обычно усечение может считаться подтвержденным, если замечено, что предполагаемая пятая волна содержит все пять необходимых подволн, как показано на рис. 1-11 и 1-12. Усечение часто возникает вслед за особенно сильной третьей волной.




Американский фондовый рынок дает два примера усеченных пятых волн высоких степеней за всю историю c 1932 г. Первое такое усечение возникло на медвежьем рынке в октябре 1962 г. во время Карибского кризиса (см. рис. 1-13). Оно последовало за крахом, который проявился как волна 3. Второе возникло в конце 1976 г. (см. рис. 1-14). Оно последовало за мощной растущей волной (3), которая развивалась с октября 1975 по март 1976 г.


Диагональные треугольники (клинья)

Диагональный треугольник – это движущая модель, которую нельзя отнести к импульсам, поскольку у него есть одна или две черты, характерные для коррективных моделей. Диагональные треугольники подменяют собой импульсы в определенных местах волновой структуры. Как и в случае импульсов, в треугольниках противодействующие подволны не совершают полного возврата к началу предшествующей действующей подволны, а третья волна никогда не бывает самой короткой. Однако диагональные треугольники представляют собой единственную пятиволновую структуру, сонаправленную главному тренду, в рамках которой волна 4 почти всегда вторгается на ценовую территорию волны 1. В редких случаях диагональный треугольник может завершиться усечением, хотя в нашем опыте величина таких усечений оказывалась минимальной.

Конечные диагональные треугольники

Конечный диагональный треугольник представляет собой особый тип клина, который появляется прежде всего в пятой волне в те моменты, когда предшествующее движение зашло, по словам Эллиотта, «слишком далеко и слишком быстро». Незначительная часть конечных диагональных треугольников появляется в волнах С моделей А – В – С. В двойных и тройных тройках (см. следующий раздел) они появляются лишь как последняя волна С. Во всех случаях они обнаруживаются в конечных волнах более крупных моделей и указывают на истощение более крупного движения.

Конечные диагональные треугольники принимают форму клина, ограниченного двумя сходящимися линиями. Каждая подволна, включая волны 1, 3 и 5, подразделяется на «тройку», что в других случаях является признаком коррективной волны, приводя к общему подсчету 3–3 – 3–3 – 3. Конечные диагональные треугольники изображены на рис. 1-15 и 1-16, где они показаны в своих типичных позициях внутри более крупной импульсной волны.



Мы нашли один случай, когда ограничивающие линии фигуры расходились, образуя скорее расширяющийся, чем сужающийся клин. Однако аналитически эта модель неудовлетворительна в том плане, что третья ее волна была самой короткой из действующих волн, все построение оказывалось крупнее обычного и была возможна, если не предпочтительна, другая его интерпретация. По этим причинам мы не включили этот случай в набор допустимых вариаций.

Конечные диагональные треугольники возникали в последнее время в волнах малой степени, как это было в начале 1978 г., минутной степени – в феврале – марте 1976 г., и в наимельчайшей степени в июне 1976 г.

Рис. 1-17 и 1-18 показывают два из этих периодов, иллюстрируя в одном случае восходящее, а в другом – нисходящее направление модели в реальной жизни. На рис. 1-19 показан наш возможный расширяющийся диагональный треугольник. Обратите внимание на то, что в каждом случае за конечным диагональным треугольником следует важное изменение направления.




Хотя на рис. 1-15 и 1-16 проиллюстрированы иные случаи, пятая волна диагонального треугольника часто оканчивается «выбросом» цены, т. е. кратким проколом линии тренда, соединяющей конечные точки первой и третьей волн. Примеры из реальной жизни, приведенные на рис. 1-17 и 1-19, показывают ценовые «выбросы». В то время как по мере формирования диагонального треугольника малой степени оборот торгов чаще всего снижается, в момент «выброса», как правило, наблюдается резкий рост оборота. В редких случаях пятая подволна треугольника не доходит до своей трендовои линии сопротивления.

Направленный вверх диагональный треугольник является медвежьей моделью, за ним обычно следует резкое падение цен, по меньшей мере до того уровня, где он начался. Направленный вниз диагональный треугольник является бычьим и обычно дает начало резкому росту цен.

Растяжения пятых волн, усеченные пятые волны и диагональные треугольники подразумевают одно и то же: впереди драматичный разворот. В некоторых поворотных точках в волнах разных степеней одновременно возникают два таких явления, объединяя силы для следующего движения в противоположном направлении.

Ведущие диагональные треугольники

Когда диагональные треугольники появляются в волне 5 или С, они принимают форму 3–3 – 3–3 – 3, которую описал Эллиотт. Однако не так давно стало ясно, что время от времени в импульсах в волне 1 и в зигзагах в волне А появляются вариации этой модели. Характерные перекрытия волн 1 и 4 и схождение ограничивающих линий, образующих форму клина, остаются теми же, что и в случае конечных диагональных треугольников. Однако деление отличается и образует модель 5–3 – 5–3 – 5. Структура этого образования (см. рис. 1-20) соответствует духу волнового принципа, в котором пятиволновое деление действующих волн свидетельствует о «продолжении», в противоположность «прекращению», подразумеваемому трехволновым делением действующей волны конечного диагонального треугольника. Аналитик должен помнить о возможности такой модели, чтобы не путать ее со значительно более распространенным явлением – серией первых и вторых волн, показанной на рис. 1–8. Главный ключ к распознаванию этой модели – значительное замедление движения цены в пятой подволне по сравнению с третьей. В противоположность этому, при развитии первой и второй волн скорость изменения цен в типичном случае возрастает, а ширина рынка (т. е. количество акций, участвующих в движении) часто увеличивается.



На рис. 1-21 показан взятый из жизни пример ведущего диагонального треугольника. Эта модель не была изначально открыта Эллиоттом, однако она появлялась достаточно часто и на длительном отрезке времени, чтобы авторы убедились в ее обоснованности.

Коррективные волны

Рынки двигаются против тренда более высокой степени лишь с видимым усилием. Сопротивление со стороны более крупного тренда, по-видимому, предотвращает развитие коррекции в полную движущую структуру. Из-за этой борьбы между двумя противоположно направленными движениями идентификация коррективных волн – более сложная задача для аналитика, чем изучение движущих волн, которые развиваются в направлении более крупного тренда. Другой результат этого конфликта между трендами заключается в том, что коррективные волны несколько более разнообразны, чем движущие. Кроме того, сложность структуры может меняться в процессе развития коррективной волны, поэтому некоторые ее внутренние составляющие могут выглядеть как самостоятельные волны большей степени (см. рис. 2–4 и 2–5). По этим причинам соотнесение коррективных волн с узнаваемыми моделями временами может оказаться трудной задачей. Поскольку завершение коррективных волн менее предсказуемо, чем окончание движущих волн, при анализе рынка, пребывающего в капризном коррективном настроении, следует проявлять больше терпения и гибкости чем тогда, когда цены находятся в устойчивом движущем тренде.

Самое важное правило, которое может быть извлечено из изучения разнообразных коррективных моделей, состоит в том, что коррекции никогда не образуют пятерки. Лишь движущие волны образуют пятерки. По этой причине начальное пятиволновое движение против большего тренда никогда не оказывается завершенной коррекцией, но бывает лишь ее частью. Рисунки, приведенные в данном разделе, призваны проиллюстрировать этот момент.

Коррективные процессы проявляются двумя способами. Резкие коррекции круто направлены против более крупного тренда. Боковые коррекции, хотя и приводят всегда к итоговому возврату против движения предыдущей волны, в типичном случае содержат движение, которое возвращает цену к уровню начала коррекции или уходит дальше него. Внешне такая коррекция выглядит как движение в горизонтальном ценовом диапазоне. Причина выделения данных двух типов коррекций изложена в главе 2 при обсуждении нормы чередования.

Характерные коррективные модели подразделяются на четыре основные категории:

зигзаг (5–3 – 5; включает три типа: единичный, двойной и тройной);

горизонтальная коррекция (3–3 – 5; включает три типа: нормальная, расширенная и бегущая);

треугольник (3–3 – 3–3 – 3; четыре типа: три сужающихся варианта (восходящий, нисходящий и симметричный) и расширяющийся вариант (обратный симметричный));

комбинации (два типа: двойная тройка и тройная тройка).

Зигзаг (5-3-5)

Единичный зигзаг на бычьем рынке представляет собой простую трехволновую понижающуюся модель, обозначаемую буквами А – В – С. Последовательность подволн – 5–3 – 5, причем вершина волны В заметно ниже начала волны А, как показано на рис. 1 следует проявлять больше терпения и гибкости 1-22 и 1-23.




На медвежьем рынке зигзагообразная коррекция возникает в противоположном направлении, как показано на рис. 1-24 и 1-25. По этой причине зигзаг, свойственный медвежьему рынку, часто называют перевернутым зигзагом.




Иногда зигзаги появляются последовательно – дважды, самое большее, трижды, в частности когда первый зигзаг не достигает обычной цели. В этих случаях каждый зигзаг отделяется вмешательством «тройки», образуется двойной зигзаг (рис. 1-26) или тройной зигзаг. Эти формации аналогичны растяжению импульса, но реже встречаются. Коррекция промышленного индекса Доу – Джонса, имевшая место с июля по октябрь 1975 г. (рис. 1-27), является двойным зигзагом, так же как и коррекция фондового индекса Standard and Poor’s 500, продолжавшаяся с января 1977 по март 1978 г. (рис. 1-28). Вторые волны импульсов часто оказываются зигзагами, в то время как четвертые – редко.



Подсчет волн внутри двойных и тройных зигзагов и двойных и тройных троек (см. следующий раздел) был сделан Р.Н. Эллиоттом не вполне аккуратно. Эллиотт обозначал разграничительное движение как волну X, так что двойные коррекции оказывались помеченными как А – В – С – Х – А – В – С. К сожалению, такой способ обозначений неправильно показывает степень действующих подволн каждой простой модели. Он подразумевает, что данные подволны лишь на одну степень меньше, чем коррекция в целом, тогда как фактически они меньше на две степени. Мы устранили эту проблему, введя следующие обозначения: последовательные действующие компоненты двойных и тройных коррекций помечаются как волны W, Y и Z, так что вся модель подсчитывается как W – X – Y (– X – Z). Теперь буква W указывает на первую коррективную модель в двойной или тройной коррекции, Y – на вторую, a Z – на третью. Исходя из этого каждая подволна (А, В и С, а также, – D и Е в треугольнике – см. следующий раздел) теперь правильно рассматривается как на две степени меньшая, чем вся коррекция. Каждая волна Х – это противодействующая и, следовательно, всегда коррективная волна (как правило, еще один зигзаг).

Горизонтальные коррекции (3–3 – 5)

Горизонтальная коррекция отличается от зигзага тем, что ее подволны образуют последовательность 3–3–5, как показано на рис. 1-29 и 1-30. Поскольку первая действующая волна – волна А – не обладает понижающей силой, достаточной для того чтобы развиться в полную пятиволновую структуру, как это происходит в зигзаге, волна В наследует эту недостаточность противотрендового давления и оканчивается недалеко от начала волны А. Волна С, в свою очередь, обычно завершается лишь слегка за пределами конца волны А, не выходя за него существенно, как это бывает в зигзагах.



На медвежьем рынке образуется та же самая модель, но здесь она перевернута, как показано на рис. 1-31 и 1-32.




Обычно горизонтальная коррекция гораздо менее глубока, чем зигзаг. Она появляется в те периоды, когда более крупный тренд силен, поэтому она почти всегда предшествует растяжению или следует за ним. Чем мощнее базовый тренд, тем короче бывает горизонтальная коррекция. В рамках импульса чаще всего горизонтальной коррекцией оказывается четвертая волна, в то время как вторая волна редко ведет себя как горизонтальная коррекция.

Иногда случаются так называемые «двойные горизонтальные коррекции». Эллиотт отнес такую формацию к категории «двойных троек», которые будут рассмотрены ниже в данной главе.

Выражение «горизонтальная коррекция» используется как общий термин для любых коррекций А – В–С, которые подразделяются на 3–3–5. В работах Эллиотта тем не менее назывались три типа коррекций 3–3–5, различающихся своей общей формой. В нормальной горизонтальной коррекции волна В оканчивается примерно на уровне начала волны А, а волна С завершается, пройдя немного дальше конца волны А, как было показано на рис. 1-29 – 1-32. Однако значительно чаще встречается разновидность, которую мы называем расширенной горизонтальной коррекцией и которая содержит ценовой экстремум, превосходящий тот, который был достигнут в предшествующей импульсной волне. Эллиотт называл такую вариацию «неправильной» коррекцией, однако данный термин непригоден в силу того, что такие коррекции в действительности встречаются чаще, чем «нормальные».

В расширенных горизонтальных коррекциях экстремум волны В преодолевает стартовый уровень волны А, а волна С оканчивается существенно дальше конечного уровня волны А, как показано на рис. 1-33 и 1-34 для бычьего рынка и на рис. 1-35 и 1-36 для медвежьего рынка. Поведение промышленного индекса Доу – Джонса в период с августа по ноябрь 1973 г. было расширенной горизонтальной коррекцией на медвежьем рынке, или «перевернутой расширенной горизонтальной коррекцией» (см. рис. 1-37).







В редко встречающейся вариации модели 3–3–5, которую мы называем бегущей горизонтальной коррекцией, волна В заканчивается значительно дальше начального уровня волны А, как и в случае расширенной горизонтальной коррекции. Однако волна С оказывается неспособной достичь уровня, на котором заканчивается волна А (см. рис. 1-38 – 1-41). По-видимому, в этом случае силы, действующие в направлении основного тренда, настолько мощны, что фигура искривляется в его направлении. При идентификации горизонтальной коррекции (и особенно бегущей) очень важно, чтобы ее внутреннее деление соответствовало правилам Эллиотта. Если предполагаемая волна В, например, разбивается на пять подволн, а не на три, то наиболее вероятно, что это первая волна импульса более высокой степени. Мощь соседних импульсных волн важна для распознавания бегущих коррекций, которые появляются только на сильных и быстрых рынках. Однако нужно сделать предостережение. Примеров такого типа коррекций в истории цен очень мало. Никогда не торопитесь относить коррекцию к данной категории, иначе в девяти случаях из десяти вы обнаружите, что ошиблись. Напротив, бегущий треугольник значительно более распространен (см. следующий раздел).




Горизонтальный треугольник

Треугольник, по-видимому, отражает баланс сил, становящийся причиной бокового движения, которое обычно сопровождается снижающимися объемом и волатильностью. Модель треугольника содержит пять перекрывающихся волн, которые делятся как 3–3 – 3–3 – 3 и помечаются буквами A – B–C – D–E. Треугольник ограничивается линиями, соединяющими конечные точки волн А и С, а также B и D. Волна Е может не дойти до линии А – С или проколоть ее, причем наш опыт говорит о том, что это бывает в большинстве случаев.

Существует две разновидности треугольников: сужающиеся и расширяющиеся. Среди сужающейся их разновидности есть три типа: симметричные, восходящие и нисходящие, как показано на рис. 1-42. У редко встречающегося расширяющегося треугольника нет вариаций. Он всегда появляется так, как показано на рис. 1-42, и по этой причине Эллиотт определил его как «обратный симметричный» треугольник.



Рис. 1-42 изображает каждый из сужающихся треугольников внутри области предыдущих ценовых движений, что может быть определено как нормальный треугольник. Однако наиболее часто волна В сужающегося треугольника уходит дальше стартовой точки волны А, и в этом случае он может быть определен как бегущий треугольник, что показано на рис. 1-43. Несмотря на то что все треугольники, включая и бегущие, это проявления бокового движения, к концу волны Е они приводят к ценовой коррекции предыдущей волны.


На графиках в этой книге представлено несколько реальных примеров треугольников (см. рис. 1-28, 3-15, 5–3, 6–9, 6-10 и 6-12). Как можно заметить, большинство подволн в треугольниках являются зигзагами, но иногда какая-то из подволн (обычно С) оказывается значительно сложнее, чем другие, и может принимать форму нормальной или расширенной горизонтальной коррекции или множественного зигзага. В редких случаях одна из подволн (обычно Е) сама по себе является треугольником, так что вся модель растягивается в девять волн. Таким образом, как и в случае зигзагов, треугольники иногда демонстрируют явление, аналогичное растяжению. Один из таких примеров возник в период с 1973 по 1977 г. на рынке серебра (см. рис. 1-44).



Треугольники всегда возникают в позиции, предшествующей последней из действующих волн в модели, степень которой на единицу больше, т. е. в качестве волны 4 в импульсе, волны В в модели А – В–С или последней волны Х в двойном или тройном зигзаге (см. следующий раздел). Кроме того, треугольник может появиться в качестве последней действующей модели в коррективной комбинации (этот случай обсуждается в следующем разделе), но даже тогда он обычно предшествует последней действующей волне в модели, степень которой на единицу больше степени коррективной комбинации. Хотя в крайне редких случаях вторая волна импульса, по-видимому, принимает форму треугольника, обычно это связано с тем фактом, что треугольник образует часть модели, являющейся двойной тройкой (см. рис. 3-12).

Когда треугольник возникает на фондовом рынке в позиции четвертой волны, пятая волна иногда оказывается очень быстрой и проходит расстояние, примерно равное самой широкой части треугольника. Эллиотт использовал для обозначения этой быстрой, короткой движущей волны, следующей за треугольником, слово «рывок». Обычно рывок – это импульс, но он может оказаться и конечным диагональным треугольником. На мощных трендовых рынках не бывает рывков, вместо них возникают затянувшиеся пятые волны. Так, если пятая волна, следующая за треугольником, продолжается и после обычного для рывка движения, это дает сигнал о том, что, вероятно, она окажется затяжной. Растущие импульсы степеней выше промежуточной, появляющиеся после треугольников на товарных рынках, обычно оказываются самыми длительными в последовательности, что объясняется в главе 6.

На основании нашего опыта работы с треугольниками, как показывают примеры на рис. 1-27 и позже 3-11 и 3-12, мы полагаем, что в большинстве случаев момент, в который ограничивающие линии сходящегося треугольника соединяются в его вершине, соответствует разворотной точке рынка. Возможно, распространенность этого свойства треугольников оправдала бы его внесение в список норм волнового анализа.

«Горизонтальными» называются коррективные треугольники, в противоположность термину «диагональный», который относится к движущим моделям, описанным в предыдущем разделе. Таким образом, термины «горизонтальный треугольник» и «диагональный треугольник» обозначают две характерные модели, используемые в волновом анализе. Эти термины соответствуют более распространенным «треугольнику» и «клину». Однако следует помнить о том, что в традиционном графическом анализе не существует точных определений данных моделей, что может приводить к путанице. Использование терминов, присущих только волновому принципу, поможет ее избежать.

Комбинации (двойные и тройные тройки)

Эллиотт называл боковые комбинации двух коррективных моделей «двойными тройками», а трех моделей – «тройными тройками». В то время как единичная тройка может быть только зигзагом или горизонтальной коррекцией, треугольник является допустимым последним компонентом подобных комбинаций и в этом контексте также называется «тройкой». Комбинация состоит из более простых типов коррекций, среди которых – зигзаги, горизонтальные коррекции и треугольники. Комбинации – это своего рода растяжения горизонтальных коррективных моделей. Как и в случае двойных и тройных зигзагов, компоненты, являющиеся простыми коррективными моделями, обозначаются буквами W, Y и Z. Каждая противодействующая волна, помеченная как Х, может принимать форму любой коррективной модели, но чаще всего зигзага. Как и в случае множественных зигзагов, три модели – по-видимому, предел, но даже они редки по сравнению со значительно более распространенными двойными тройками.

Эллиотт помечал комбинации троек по-разному в разное время, хотя пояснительная модель всегда принимала форму двух или трех помещенных рядом плоских коррекций, как показано на рис. 1-45 и 1-46. Однако чаще всего модели, входящие в комбинацию, чередуются по форме. Например, плоская коррекция, за которой следует треугольник, – наиболее типичный вид двойной тройки (подобная модель наблюдалась в 1983 г.; см. приложение), он показан на рис. 1-47.




Горизонтальная коррекция, за которой следует зигзаг, дает другой пример двойной тройки (рис. 1-48). Рисунки в этом разделе изображают коррекции на бычьем рынке. Чтобы представить себе направленную вверх коррекцию медвежьего рынка, их следует перевернуть.




По большей части комбинации по своему характеру горизонтальны. Эллиотт указывал, что комбинация может отклоняться в направлении, противоположном более крупному тренду, хотя мы никогда не сталкивались с подобным случаем. Одна из причин этого в том, что, по-видимому, в комбинации никогда не бывает более одного зигзага, как никогда не бывает и более одного треугольника. Вспомним, что само по себе появление треугольников предшествует последнему движению более крупного тренда. Комбинации, похоже, согласны с таким его характером, и короткие треугольники появляются лишь как последняя волна двойных или тройных троек.

Двойные и тройные зигзаги, всегда направленные под углом к основному тренду (см. рис. 1-26), также можно отнести к негоризонтальным комбинациям, как Эллиотт, похоже, предполагал в своем «Законе природы». Тем не менее двойные и тройные тройки отличаются от двойных и тройных зигзагов не только своим углом, но и целью. В двойном или тройном зигзаге первый зигзаг редко оказывается достаточно большим, чтобы привести к адекватной ценовой коррекции предыдущей волны. Удвоение или утроение начальной формы обычно необходимо, чтобы создать коррекцию адекватного размера. Однако в комбинации первая простая модель часто приводит к адекватной ценовой коррекции. Похоже, удвоения или утроения появляются с тем, чтобы увеличить длительность коррективного процесса после того, как ценовые цели фактически достигнуты. Иногда дополнительное время требуется для того, чтобы достичь границы канала или добиться большего сходства с другой коррекцией в импульсе. По мере развития консолидации сопровождающие ее психологические и фундаментальные тенденции, соответственно, также продолжаются.

Как становится ясно из этого раздела, существует качественная разница между сериями 3+4+4+4 и т. д. и сериями 5+4+4+4 и т. д. Обратите внимание на то, что в простой импульсной волне содержится 5 подволн, а в растянутой – 9 или 13. Простая коррективная волна разбивается на 3, а комбинации содержат 7 или 11 подволн. Треугольник, по-видимому, представляет собой исключение, хотя подсчет его внутренних волн может совпадать с подсчетом тройной тройки, что приводит к 11 волнам. Таким образом, если природа модели неясна, вы иногда можете прийти к разумному заключению, просто посчитав волны. Например, 9, 13 или 17 подволн с малым количеством перекрытий, скорее всего, составляют движущую волну, в то время как 7, 11 или 15 подволн с многочисленными перекрытиями, как правило, говорят о коррективном характере модели. Главным исключением оказываются диагональные треугольники обоих типов, являющиеся гибридами движущих и коррективных сил.

Истинные вершины и впадины

Иногда завершение модели не совпадает с ее ценовым экстремумом. В подобных случаях точка завершения модели называется «истинной» вершиной или впадиной, с тем чтобы отличить ее от реального ценового максимума или минимума, который появился внутри модели или после ее завершения. Например, на рис. 1-14 конец волны (5) является истинной вершиной, несмотря на тот факт, что волна (3) показала более высокую цену. На рис. 1-13 конец волны 5 является истинной впадиной. На рис. 1-33 и 1-34 начальная точка волны А является истинной вершиной предшествующего бычьего рынка, несмотря на более высокий максимум волны В. На рис. 1-35 и 1-36 начало волны А является истинной впадиной. На рис. 1-47 конец волны Y является истинной впадиной медвежьего рынка, хотя ценовой минимум появился в конце волны W.

Эта концепция важна прежде всего потому, что успех анализа всегда зависит от правильной разметки моделей. Предполагая, что ценовой экстремум всегда является начальной (или конечной) точкой волны, мы часто будем «сбиваться» с правильного подсчета волн. Напротив, поиск известных волновых форм позволит остаться на правильном пути. Кроме того, существуют способы прогнозирования рынка (см. главу 4), основанные на том, что длина и продолжительность текущей волны определяются путем измерения и проектирования истинных конечных точек.

Примирение функции и вида

Ранее в этой главе мы описали две функции, которые могут выполнять волны (действие и противодействие), а также два вида структурного развития волн (движущий и коррективный). Теперь, когда мы рассмотрели все типы волн, мы можем подвести следующий итог их разметки:

– Действующие волны помечаются 1, 3, 5, А, С, Е, W, Y и Z.

– Противодействующие волны помечаются 2, 4, В, D и X.


Как уже утверждалось, все противодействующие волны развиваются по коррективному типу, и большинство действующих волн развиваются по движущему типу. В предыдущих разделах описывалось, какие из действующих волн развиваются по коррективному типу. Вот они:

– волны 1, 3 и 5 в конечном диагональном треугольнике;

– волна А в горизонтальной коррекции;

– волны А, С и Е в треугольнике;

– волны W и Y в двойном зигзаге и двойной тройке;

– волна Z в тройном зигзаге и тройной тройке.


Поскольку перечисленные выше волны являются действующими с точки зрения относительной направленности, хотя и развиваются по коррективному типу, мы называем их «действующими коррективными» волнами.

Дополнительная терминология

Термины, указывающие на цель

Поскольку в трендах всех степеней независимо от их направленности за пятиволновым действием следует трехволновое противодействие, прогресс начинается с действующего импульса, который по обыкновению изображают направленным вверх. (Так как все подобные графики показывают отношения, импульсы могут изображаться и направленными вниз. Вместо долларов за акцию, например, вполне можно использовать акции на доллар.) В конце концов, в самом общем, глубинном смысле долгосрочный тренд на фондовом рынке отражает прогресс человеческой деятельности, отсюда и направленность вверх. Прогресс осуществляется посредством развития импульсных волн постоянно возрастающих степеней. Направленные вниз, движущие волны оказываются просто составными частями коррекций и, таким образом, не являются синонимом прогресса. Похожим образом, направленные вверх коррективные волны все-таки носят коррективный характер и, следовательно, в конечном счете не ведут к прогрессу. Итак, для того чтобы указать на цели, преследуемые волной, и соответствующим образом различать волны, ведущие к прогрессу, и те, которые к нему не ведут, необходимо ввести три дополнительных термина.

Любая направленная вверх движущая волна, не являющаяся частью коррективной волны некоторой большей степени, будет называться прогрессивной волной. Она должна быть помечена как 1, 3 или 5. Любая волна, ведущая к понижению, независимо от ее вида будет называться регрессивной волной. И наконец, направленная вверх волна независимо от вида будет называться прорегрессивной, если она возникает в рамках коррективной волны любой более высокой степени. И регрессивные, и прорегрессивные волны являются коррекциями или их частями. Лишь прогрессивные волны независимы от сил, направленных против тренда.

Читатель может заметить, что вошедший в широкое употребление термин «бычий рынок» можно бы использовать применительно к прогрессивной волне, термин «медвежий рынок» соответствует регрессивной волне, а термин «ралли на медвежьем рынке» применим к прорегрессивнои волне. Однако привычные понятия, такие как «бычий рынок», «медвежий рынок», «первичный», «промежуточный», «малый», «ралли», «откат» и «коррекция», часто определяются с использованием некоторых количественных критериев и тем самым становятся бесполезными из-за своей произвольности. Например, некоторые определяют рынок как медвежий при любом снижении на 20 или более процентов. При таком определении снижение на 19,99 % не является медвежьим рынком, это всего лишь «коррекция», в то время как любое снижение на 20 % является медвежьим рынком. Ценность подобных терминов сомнительна. Несмотря на то что был разработан целый список количественных терминов (например, медвежонок, мама-медведица, папа-медведь и гризли), они ничем не лучше простого использования процентов. Напротив, волновые термины Эллиотта окончательны, поскольку отражают качественную сторону, т. е. концепции и отношения, независимые от размеров модели. Таким образом, в соответствии с волновым принципом существуют различные степени прогрессивных, регрессивных и прорегрессивных волн. Волна В суперцикла в коррекции большого суперцикла имела бы значительную амплитуду и длительность, что позволяло бы с привычной точки зрения идентифицировать ее как «бычий рынок». Однако в рамках волнового принципа ее правильнее назвать прорегрессивной волной, или, если соответственно использовать привычную терминологию, «ралли на медвежьем рынке».

Термины, указывающие на относительнуЮ важность

Существует два класса волн, различающихся по их фундаментальной важности. Волны, помеченные цифрами, мы называем кардинальными волнами, поскольку они определяют основную волновую форму, пятиволновой импульс, показанный на рис. 1–1. Рынок всегда можно определить как находящийся в кардинальной волне более высокой степени. Волны, помеченные буквами, мы называем субкардинальными волнами, поскольку они всего лишь служат компонентами кардинальных волн 2 и 4 и не могут иметь другого качества. Движущая волна составлена из кардинальных волн меньшей степени, а коррективная волна составлена из субкардинальных волн меньшей степени.

Данные термины не используются в практическом анализе, поэтому мы отложили их описание до конца главы. Тем не менее они полезны в философских и теоретических дискуссиях и, кроме того, помогают лучше усвоить основы волнового принципа.

Ошибочные концепции и модели

В «Волновом принципе» и других работах Эллиотта можно найти понятие «неправильной вершины» – одну из его неоднозначных идей. Эллиотт утверждал, что если растянутая пятая волна завершает пятую волну более высокой степени, последующий медвежий рынок либо примет форму длительной горизонтальной коррекции, в которой волна А чрезвычайно (мы бы сказали, невообразимо) мала по сравнению с волной С, либо начнется с такой коррекции (см. рис. 1-49). Волна В, образующая новый максимум, является «неправильной» вершиной, неправильной, поскольку она возникает после окончания пятой волны. Эллиотт далее утверждал, что возникновение неправильных вершин чередуется с появлением нормальных вершин. Однако его формулировка не точна и запутывает явление, которое мы точно описали при обсуждении поведения последующих волновых растяжений и в разделе «Глубина коррективных волн» главы 2.



Вопрос в том, как Эллиотт обходился с двумя лишними волнами, наличие которых должен был как-то оправдывать. Ответ же таков: он был склонен усматривать растяжение пятой волны, когда фактически растянутой была третья волна. В 1920-е и 1930-е гг. возникли два впечатляющих растяжения пятой волны первичной степени, что и породило такую его склонность. Для того чтобы превратить растянутую третью волну в растянутую пятую, Эллиотт выдумал коррекцию А – В–С, называемую «неправильной коррекцией типа 2». В этом случае, по его утверждению, волна В оказывается неспособной достичь уровня начала волны А, как в зигзаге, в то время как волна С оказывается неспособной достичь уровня конца волны А, как в бегущей коррекции. Он часто отстаивал такую разметку в позиции волны 2. Такая разметка затем приводила к тому, что оставалось две лишних волны на пике рынка. Идея «неправильной коррекции типа 2» помогала избавиться от двух первых подволн растяжения, в то время как идея «неправильной вершины» объясняла появление двух лишних волн на вершине. Таким образом, эти две некорректные концепции порождены одной и той же ошибкой. Фактически они взаимно необходимы. Как можно видеть из подсчета, показанного на рис. 1-50, «неправильная коррекция a – b–c типа 2» в позиции волны 2 с необходимостью требует «неправильной вершины», отмеченной на пике. На самом деле в структуре волны нет ничего неправильного, за исключением ее неправильной разметки!



Кроме того, Эллиотт настаивал, что каждое растяжение пятой волны сопровождается «двойным возвратом», т. е. за ним следует «первый возврат» до уровня, близкого к его началу, и «второй возврат» – до уровня, превышающего тот, где оно завершилось. Подобное движение происходит естественным образом, согласно норме, гласящей, что коррекции обычно достигают дна в области предыдущей четвертой волны (см. главу 2); «второй возврат» является следующей импульсной волной. Этот термин вполне мог бы быть применим и к волнам А и В расширенной горизонтальной коррекции, возникающей вслед за растяжением, что обсуждается в разделе «Поведение, следующее за растяжением пятой волны» главы 2. Нет никакой необходимости давать этому естественному поведению специальное название.

В «Законе природы» Эллиотт ссылается на форму, называемую «половина луны». Это не отдельная модель, а просто описательная фраза по поводу того, как иногда снижение на медвежьем рынке начинается медленно, ускоряется и заканчивается паническим обвалом. Эта форма встречается значительно чаще, когда графики падающих трендов строят в полулогарифмическом масштабе, а растущие многолетние тренды наносятся на график в арифметическом масштабе.

В том же «Законе природы» Эллиотт дважды ссылается на структуру, названную им «основа А – В». В этой модели снижение цен заканчивается при правильном подсчете волн, затем рынок поднимается тремя волнами и, наконец, снижается тремя волнами перед началом истинного пятиволнового бычьего рынка. Известно, что Эллиотт изобрел эту модель в тот период, когда пытался уложить свой принцип в концепцию 13-годичного треугольника, которую ни один толкователь сегодня не принимает как удовлетворяющую правилам волнового принципа. Совершенно очевидно, что наличие подобной модели противоречило бы основам волнового принципа. Авторы никогда не встречались с «основой А – В» и не верят в возможность ее существования. Изобретение ее Эллиоттом просто показывает, что при всей дотошности своего исследования и глубине открытий он продемонстрировал типичную для аналитика слабость (по крайней мере однажды), позволив заранее сформировавшемуся мнению неблагоприятно повлиять на объективность анализа рынка.

Насколько нам известно, в этой главе перечислены все модели, которые могут возникнуть в ценовом движении индексов фондового рынка. Волновой принцип не допускает появления иных формаций, кроме перечисленных здесь. Действительно, на часовых графиках – безупречном фильтре для детализации волн подмельчайшей степени – авторы не смогли найти примеров волн степени выше подмельчайшей, которые не могли бы быть подсчитаны в полном соответствии с методом Эллиотта. Фактически волны Эллиотта степеней, значительно меньших подмельчайшей, обнаруживаются в сгенерированных с помощью компьютера минутных графиках. Даже тиковые графики отражают соответствие волнового принципа и человеческой психологии с помощью записи моментальных изменений в поведении биржевой толпы.

Все правила и нормы волнового принципа обращаются к основам действительного настроения рынка, а не к его истории. Для ясного проявления этого настроения необходимо свободное рыночное ценообразование. Когда цены фиксируют правительственные указы, как это было с ценами на золото и серебро на протяжении половины двадцатого столетия, волны, ограниченные этими указами, не могут проявиться. Если доступная ценовая история отличается от той, которая могла бы сложиться на свободном рынке, правила и нормы должны рассматриваться с учетом этой ситуации. На достаточно долгом промежутке времени, конечно, рынок всегда побеждает указы, и понуждение возможно, лишь когда настроение рынка его допускает. Все правила и нормы, представленные в этой книге, исходят из предположения, что ваши исторические ценовые данные не содержат существенных ошибок.

Теперь, когда мы представили правила и виды волновых образований, можно перейти к нормам, позволяющим успешно применять волновой принцип на практике.

Глава 2. Нормы волнового принципа

Нормы, представленные в этой главе, обсуждаются и иллюстрируются в контексте бычьего рынка. За исключением тех случаев, когда специально оговаривается иное, они равным образом применимы к медвежьему рынку. Чтобы получить характерную волновую модель для медвежьего рынка, необходимо симметрично перевернуть соответствующую бычью модель относительно горизонтальной оси.

Чередование

Сфера применимости нормы чередования очень широка. Данная норма предупреждает о том, что при следующем появлении схожей по природе волны всегда следует ожидать иной ее формы. Гамильтон Болтон говорил так:

«Автор не убежден, что в волнах большой степени чередование типов волн неизбежно, но существует достаточно примеров, указывающих на то, что скорее следует ожидать чередования, чем повторения».

Хотя норма чередования в точности не говорит о том, что может произойти, она дает ценное указание на то, чего не следует ожидать. Поэтому при анализе волновых образований и построении прогнозов необходимо помнить о чередовании. Большинство людей склонны ждать, что следующий волновой цикл непременно повторит поведение предыдущего. Норма чередования предостерегает нас от подобного «здравого смысла». Последователи теории «противоположного мнения» утверждают, что в тот день, когда большинство инвесторов наконец приходят к единодушной оценке рынка, следует послушать их и сделать наоборот. Эллиотт пошел еще дальше, утверждая, что чередование оказывается законом рынков.

Чередования внутри импульса

Если волна 2 в импульсе представляет собой резкую коррекцию, ждите, что волна 4 окажется боковой коррекцией, и наоборот. На рис. 2–1 показаны наиболее характерные подразумеваемые нормой чередования переломы импульсных волн, направленных как вниз, так и вверх. Резкие коррекции никогда не содержат новых ценовых экстремумов, т. е. экстремумов, которые лежали бы за пределами истинного окончания предшествующей имульсной волны. Они почти всегда являются зигзагами (единичными, двойными или тройными); иногда оказываются двойными тройками, начинающимися с зигзага. Среди боковых коррекций – горизонтальные коррекции, треугольники, а также двойные и тройные коррекции. Они обычно содержат новый ценовой экстремум, т. е. такой экстремум, который лежит за пределами истинного окончания предыдущей импульсной волны. В редких случаях нормальный треугольник (не содержащий нового ценового экстремума) будет занимать место резкой коррекции в позиции четвертой волны и чередоваться с боковой моделью другого типа в позиции второй волны. Идея чередования внутри импульса может быть резюмирована следующим образом: один из двух коррективных процессов будет содержать обратное движение к концу предыдущего импульса или далее, а другой – нет.


В диагональном треугольнике не наблюдается чередования подволн 2 и 4. В типичном случае обе коррекции оказываются зигзагами. Чередование выражается в растяжении, поскольку движущие волны чередуются по своей длине. Чаще всего первая волна оказывается короткой, вторая – растянутой, а пятая снова короткой. Растяжение, обычно появляющееся в волне 3, иногда возникает в волнах 1 или 5, и это еще одно проявление чередования.

Чередование внутри коррективных волн

Когда коррективная волна А является горизонтальной конструкцией a – b–с, можно ожидать, что волна В будет зигзагом a – b–с, и наоборот (см. рис. 2–2 и 2–3). Если задуматься, становится очевидным, что такое их появление вполне оправданно, поскольку первая иллюстрация отражает сдвиг обеих подволн вверх, в то время как вторая отражает смещение вниз.





Довольно часто, когда большая коррекция начинается с простого зигзага a – b–с в волне А, волна В вытягивается в более сложно подразделяемый зигзаг a – b–с, чем и достигается вид чередования, изображенный на рис. 2–4. Обратный порядок сложности встречается реже. Пример возникновения такого порядка может быть найден в волне 4 на рис. 2-16.

Глубина коррективных волн

Ни один подход, кроме волнового принципа, не дает удовлетворительного ответа на вопрос: «Насколько глубокого снижения можно ожидать от медвежьего рынка?» Первоочередная норма заключается в том, что коррекции, особенно четвертые волны, склонны демонстрировать возврат цен в ценовой диапазон предыдущей четвертой волны (на единицу меньшей степени), как правило, к уровню ее окончания.

Пример 1: медвежий рынок 1929–1932 гг.

Наш анализ периода с 1789 по 1932 г. использует графики цен акций, скорректированных по покупательной способности доллара, разработанные Гертрудой Ширк и представленные в январе 1977 г. в номере журнала Cycles. Здесь мы обнаружили, что суперцикл опустился до своего минимума 1932 г. в районе предыдущей четвертой волны циклической степени – расширенного треугольника, охватывающего период между 1890 и 1921 г. (см. рис. 5–4).

Пример 2: минимум медвежьего рынка 1942 г.

В этом случае медвежий рынок циклической степени, имевший место с 1937 по 1942 г., был зигзагом, окончившимся в районе четвертой волны первичной степени бычьего рынка, имевшего место с 1932 по 1937 г. (см. рис. 5–5).

Пример 3: минимум медвежьего рынка 1962 г.

Волна падения 1962 г. опустила фондовые индексы лишь до уровня максимума 1956 г., возникшего в пятиволновой последовательности первичной степени, имевшей место с 1949 по 1959 г. Обычно падение достигает зоны волны (4) – четвертой волны коррекции в рамках волны . Это редкое исключение тем не менее показывает, почему делаются различия между нормами и правилами. Предшествующее сильное растяжение третьей волны, а также неглубокая волна А и мощная волна В в рамках волны (4) показали силу рынка, которая привела к весьма неглубокой коррекции (см. рис. 5–5).

Пример 4: минимум 1974 г. на медвежьем рынке

Последнее падение 1974 г., которым закончилась коррективная волна IV к подъему рынка циклической степени, начавшемуся в 1942 г. волной III, снизило фондовые индексы до уровня предыдущей четвертой волны меньшей степени (первичной волны ). Происходившее показано на рис. 5–5.

Пример 5: медвежий рынок золота в Лондоне, 1974–1976 гг.

Здесь норма глубины коррекции проиллюстрирована примером рынка золота (см. рис. 6-11).

Наш анализ волновых последовательностей маленьких степеней, предпринятый на протяжении последних двадцати лет, еще более утвердил нас во мнении, что обычно любой медвежий рынок ограничен областью предыдущей четвертой волны меньшей степени. В особенности это верно, если речь идет о медвежьем рынке, который сам является четвертой волной. Однако в очевидно разумной модификации этой нормы часто оказывается, что если первая волна последовательности растянута, коррекция, следующая за пятой волной, будет иметь в качестве типичного ограничения дно второй волны меньшей степени. Например, снижение промышленного индекса Доу – Джонса в марте 1978 г. достигло своего дна в точности на возникшем в марте 1975 г. минимуме второй волны, которая последовала за растянутой первой волной, начавшейся в декабре 1974 г.

Иногда горизонтальная коррекция или треугольник, особенно если они следуют за растяжением, будут не способны достичь области четвертой волны (см. пример 3). Зигзаг в некоторых случаях будет вести к глубокому снижению, уходя в область второй волны меньшей степени. Это происходит почти исключительно тогда, когда зигзаг сам является второй волной. «Двойные впадины» иногда формируются именно таким образом.

Поведение, следующее за растяжением пятой волны

Рассматривая часовые графики промышленного индекса Доу – Джонса в совокупности на протяжении более двадцати лет, авторы убедились, что Эллиотт не был точен в формулировках своих открытий, если учитывать и появление растяжений, и действия рынка, следующие за растяжениями. Наиболее важное правило, которое можно извлечь из опыта наших наблюдений за поведением рынка, состоит в том, что если пятая волна роста оказывается растянутой, то последующая коррекция будет резкой и найдет поддержку на уровне минимума волны 2 растяжения. Иногда этот уровень оказывается концом коррекции (рис. 2–6), но в некоторых случаях здесь оканчивается лишь волна А. Примеров такого поведения цен в реальной жизни немного, но тем не менее все они демонстрируют исключительную точность. Рис. 2–7 представляет собой иллюстрацию, показывающую как зигзаг, так и расширенную горизонтальную коррекцию. Пример, включающий зигзаг, можно найти на рис. 5–5 на минимуме волны , входящей в волну II, а пример, связанный с расширенной горизонтальной коррекцией, можно найти на рис. 2-16 на минимуме волны a, входящей в волну А волны 4. Как видно из рис. 5–5, волна а волны (IV) достигла дна вблизи волны (2), являющейся частью волны , которая является растяжением в волне V, имевшей место с 1921 по 1929 г.




Поскольку минимум второй волны растяжения обычно появляется вблизи ценовой территории непосредственно предшествующей четвертой волны большей степени, эта норма подразумевает поведение, схожее с предыдущей нормой. Однако она замечательна своей точностью. Дополнительное значение ей придает тот факт, что за растяжениями пятой волны обычно следуют быстрые коррекции. Их появление, кроме того, заранее предупреждает о драматических разворотах до определенного уровня, а это очень важно. На эту норму нельзя полагаться, когда на рынке одновременно заканчиваются пятые волны более чем одной степени. Тем не менее поведение, показанное на рис. 5–5, предполагает, что нам стоит рассматривать этот уровень как возможную поддержку.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст читать здесь

В 1990 г. Роберт Пректер опубликовал доклад «Фрактальная природа общественного прогресса» (The fractal design of social progress), посвященный этой классической теме и основанный на его речи перед Ассоциацией технических аналитиков рынка, произнесенной в мае 1986 г. Репринтное издание доклада выпущено в издательстве New Classic Library.

Последние просмотры
Каталог новостей Copyright © RIN 2002-
 Обратная связь