Библиотека RIN.RU

Зощенко Михаил - Великие путешественники





Страницы:[1][2][3]
Михаил Зощенко

ВЕЛИКИЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ

Когда мне было шесть лет, я не знал, что земля имеет форму шара.
Но Степка, хозяйский сын, у родителей которого мы жили на даче,
объяснил мне, что такое земля. Он сказал:
- Земля есть круг. И если пойти все прямо, то можно обогнуть всю зем-
лю, и все равно придешь в то самое место, откуда вышел.
И когда я не поверил, Степка ударил меня по затылку и сказал:
- Скорей я пойду в кругосветное путешествие с твоей сестренкой Лелей,
чем я возьму тебя. Мне не доставляет интереса с дураками путешествовать.
Но мне хотелось путешествовать, и я подарил Степке перочинный ножик.
Степке понравился ножик, и он согласился взять меня в кругосветное
путешествие.
На огороде Степка устроил общее собрание путешественников. И там он
сказал мне и Леле:
- Завтра, когда ваши родители уедут в город, а моя мамаша пойдет на
речку стирать, мы сделаем, что задумали. Мы пойдем все прямо и прямо,
пересекая горы и пустыни. И будем идти напрямик до тех пор, пока не вер-
немся сюда обратно, хотя бы на это у нас ушел целый год. Леля сказала:
- А если, Степочка, мы встретим индейцев?
- Что касается индейцев, - ответил Степа, - то индейские племена мы
будем брать в плен.
- А которые не захотят идти в плен? - робко спросил я.
- Которые не захотят, - ответил Степа, - тех мы и не будем брать в
плен.
Леля сказала:
- Из моей копилки я возьму три рубля. Я думаю, что нам хватит этих
денег.
Степка сказал:
- Три рубля нам безусловно хватит, потому что нам деньги нужны только
лишь на покупку семечек и конфет. Что касается еды, то мы по дорою будем
убивать мелких животных, и их нежное мясо мы будем жарить на костре.
Степка сбегал в сарай и принес оттуда большой мешок из-под муки. И в
этот мешок мы стали собирать вещи, нужные для далеких путешествий. Мы
положили в мешок хлеб, и сахар, и кусочек сала, потом положили разную
посуду - тарелки, стаканы, вилки и ножи. Потом, подумавши, положили
цветные карандаши, волшебный фонарик, глиняный рукомойник и увеличи-
тельное стеклышко для зажигания костров. И, кроме того, запихали в мешок
два одеяла и подушку от тахты.
Помимо этого, я приготовил три рогатки, удочку и сачок для ловли тро-
пических бабочек.
И на другой день, когда наши родители уехали в город, а Степкина мать
ушла на речку полоскать белье, мы покинули нашу деревню Пески.
Мы пошли по дороге через лес.
Впереди бежала Степкина собачка Тузик. За ней шел Степка с громадным
мешком на голове. За Степкой шла Леля со скакалкой. И за Лелей с тремя
рогатками, сачком и удочкой шел я.
Мы шли около часа.
Наконец Степа сказал:
- Мешок дьявольски тяжелый. И я один его не понесу. Пусть каждый по
очереди несет этот мешок.
Тогда Леля взяла этот мешок и понесла его.
Но она недолго несла, потому что выбилась из сил.
Она бросила мешок на землю и сказала: А теперь пусть Минька понесет.
Когда на меня взвалили этот мешок, я ахнул от удивления: до того этот
мешок оказался тяжелым.
Но я еще больше удивился, когда зашагал с этим мешком по дороге. Меня
пригибало к земле, и я, как маятник, качался из стороны в сторону, пока
наконец, пройдя шагов десять, не свалился с этим мешком в канаву.
Причем я свалился в канаву странным образом. Сначала упал в канаву
мешок, а вслед за мешком, прямо на все эти вещи, нырнул я. И хотя я был
легкий, тем не менее я ухитрился разбить все стаканы, почти все тарелки
и глиняный рукомойник.
Леля и Степка умирали от смеха, глядя, как я барахтаюсь в канаве. И
поэтому они не рассердились на меня, узнав, какие убытки я причинил сво-
им падением.
Степка свистнул собаку и хотел ее приспособить для ношения тяжестей.
Но из этого ничего не вышло, потому что Тузик не понимал, что мы от него
хотим. Да и мы плохо соображали, как нам под это приспособить Тузика.
Воспользовавшись нашим раздумьем, Тузик прогрыз мешок и в одно мгно-
венье скушал все сало.
Тогда Степка велел всем вместе нести этот мешок.
Ухватившись за углы, мы понесли мешок. Но нести было неудобно и тяже-
ло. Тем не менее мы шли еще два часа. И наконец вышли из леса на лужай-
ку.
Тут Степка решил сделать привал. Он сказал:
- Всякий раз, когда мы будем отдыхать или когда будем ложиться спать,
я буду протягивать ноги в том направлении, в каком нам надо идти. Все
великие путешественники так поступали и благодаря этому не сбивались со
своего прямого пути.
И Степка сел у дороги, протянув вперед ноги.
Мы развязали мешок и начали закусывать.
Мы ели хлеб, посыпанный сахарным песком.
Вдруг над нами стали кружиться осы. И одна из них, желая, видимо,
попробовать мой сахар, ужалила меня в щеку. Вскоре моя щека вздулась,
как пирог. И я, по совету Степки, стал прикладывать к ней мох, сырую
землю и листья.
Перед тем как пойти дальше, Степка выкинул из мешка почти все, что
там было, и мы пошли налегке.
Я шел позади всех, скуля и хныча. Щека моя горела и пыла. Леля тоже
была не рада путешествию. Она вздыхала и мечтала о возвращении домой,
говоря, что дома тоже бывает хорошо.
Но Степка запретил нам об этом и думать. Он сказал:
- Каждого, кто захочет вернуться домой, я привяжу к дереву и оставлю
на съедение муравьям.
Мы продолжали идти в плохом настроении.
И только у Тузика настроение было ничего себе.
Задрав хвост, он носился за птицами и своим лаем вносил излишний шум


Страницы:[1][2][3]

Зощенко Михаил - Великие путешественники